Главная > Блоги / Федеральное > Экологическая повестка: за 10 месяцев до выборов в Госдуму

Экологическая повестка: за 10 месяцев до выборов в Госдуму


30-11-2020, 20:40. Разместил: redaktor
Всероссийский центр изучения общественного мнения, исследовательский центр «Особое мнение» и Экспертный институт социальных исследований представляют результаты изучения экологической повестки современной России и текущего уровня вовлеченности россиян в экологическое движение.

Большинство россиян оценивают экологическую ситуацию в регионе своего проживания как удовлетворительную и хорошую (68%), но в последние 2-3 года чаще замечают ухудшения (30%, улучшения — только 18%). Забота об окружающей среде воспринимается как одна из главных задач государства (48%).

Наиболее благоприятна экологическая ситуация в Москве и Санкт-Петербурге, самая проблемная зона с этой точки зрения — города-миллионники и крупные города с численностью населения от 500 до 950 тысяч человек.

Местная экологическая повестка формируется преимущественно на основе социальных сетей (39%), местного и регионального телевидения (32%). Намечается возрастная поляризация аудиторий этих двух каналов: чем младше респондент, тем вероятнее в приоритете социальные сети, чем старше, тем чаще ключевым каналом информирования становится телевидение.

Самые острые экологические проблемы вне рамок ЧС респонденты связывают с загрязнением водоемов и их берегов мусором (по 73%), промышленными и канализационными стоками (64%), загрязнением воздуха автомобильными выхлопами (66%), несанкционированными свалками и вывозом бытового мусора (по 58%).

Природозащитная деятельность россиян обусловлена в основном бытовым экологическим сознанием. Организованный экоактивизм, включая волонтерство, пожертвования, петиции и т. п., пока не распространен: о деятельности экозащитных организаций и экоактивистов хорошо информированы только 7% опрошенных.

Политический потенциал у экозащитного движения в краткосрочной перспективе (2-3 года) имеется только на локальном уровне и связан со спонтанной протестной активизацией жителей города/региона в ситуации экологической ЧС или экологически проблематичного строительства. В федеральном масштабе экозащитное движение имеет сколько-нибудь различимые перспективы только в случае объединения с другими движениями и требованиями политического и экономического толка.

1. «Зеленая» повестка: общая оценка ситуации

Сравнение экологической ситуации в своем населенном пункте, в России и в мире

Экологическая активность населения во многом зависит от того, насколько благоприятной видится экологическая ситуация. Поэтому одним из ключевых предметов нашего исследования стало изучение отношения россиян к экологическим проблемам и оценки ими экологической ситуации в месте своего проживания. Для формирования наиболее полного представления по данным вопросам с учетом актуальных экологических событий текущего года было решено сопоставить данные об оценке экологической ситуации в мире и в стране, а также представить динамику мнений и по другим важным вопросам, связанным с восприятием экологических проблем, эффективностью их решения и актуальными экологическими практиками.

Итак, согласно проведенному исследованию, оценка россиянами экологической ситуации в мире выглядит примерно такой же, как и в России. Однако многие считают, что в их конкретном регионе экологические проблемы стоят менее остро. Доля положительных оценок экологической ситуации в регионе проживания в 1,5-2 раза выше, чем в России и мире. При этом данная оценка в последние месяцы довольно стабильна: в июле экологическую ситуацию в собственном регионе как хорошую и очень хорошую оценили 24% и 11% соответственно, в октябре — 26% и 10%.

Та же закономерность отмечена и в оценке динамики экологической ситуации в последние 2-3 года. Более половины опрошенных посчитали, что ситуация в России и в мире за это время ухудшилась, тогда как ухудшение в своем собственном регионе отметили только 34% опрошенных. В июле эта доля составляла 30%.

Оценка экологической ситуации в месте проживания

Если говорить о специфике оценки экологической ситуации непосредственно в месте проживания, то хотя в сравнении с ситуацией в России и мире россияне воспринимают ее более оптимистично, стоит заострить внимание на группе тех, кому она не кажется таковой. В октябрьском опросе их доля составила 31%.

Хуже текущую экологическую ситуацию оценивают жители городов-миллионников — здесь ее назвали плохой и очень плохой 39% опрошенных. Наиболее позитивные оценки экологической обстановки характерны для жителей сел (42%).

Оценивая динамику экологической ситуации за последние 2-3 года, половина опрошенных сообщили, что в их населенном пункте не было изменений (48%). Однако более трети опрошенных заявили, что экологическая ситуация в месте их проживания за этот период ухудшилась (34%). Улучшения в сравнении с июльским опросом стали замечать меньше (15% vs 18% в июле 2020 г.). Таким образом, говоря об изменении экологической ситуации на местах, можно отметить, что, согласно полученным результатам, в восприятии респондентов она скорее ухудшается, чем улучшается. Косвенно подтверждает эти данные и массовая оценка экологической ситуации как ухудшающейся в России (53%) и в мире (54%).

Наиболее уравновешенное соотношение оптимистов и пессимистов в оценке динамики экологической ситуации фиксируется среди жителей Москвы и Санкт-Петербурга (17% «оптимистов» против 26% «пессимистов» соответственно). Обратное соотношение с наиболее низкой долей считающих, что экологическая ситуация улучшилась, и с наиболее высокой долей «пессимистов» отмечено среди жителей городов-миллионников (10% «оптимистов» против 42% «пессимистов»).

Наряду с этим практически половина опрошенных включают охрану окружающей среды в число важнейших задач нашего государства (48%). При этом значительная часть россиян придерживается иной позиции, соглашаясь с тем, что охрана среды — дело нужное, но есть вещи и поважнее экологии (39%). Для каждого десятого на фоне существующих в стране проблем охрана окружающей среды и вовсе представляется малозначимой задачей.

Женщины придают охране окружающей среды большее значение, нежели мужчины. Одной из важнейших задач государства ее считают 51% женщин, а мужчин — всего 43%.

Возраст респондента также сказывается на восприятии проблемы охраны окружающей среды. Чем старше человек, тем более значимой она ему кажется. Среди респондентов в возрасте от 18 до 24 лет охрану окружающей среды относят к числу важнейших государственных задач 39% опрошенных, среди тех, кому от 25 до 34 лет — 38%, от 35 до 44 лет — 47%, от 45 до 54 лет — 48%. Максимальные доли признающих значимость охраны окружающей среды фиксируются среди тех, кому от 55 до 64 лет (57%) и кто старше 65 лет (56%).

Источники информации об экологической ситуации

Помимо личных наблюдений (11%), основными источниками информации о состоянии окружающей среды для россиян являются социальные сети (39%) и региональное, а также местное телевидение (32%). При этом социальные сети, в которых появляются оперативные сообщения пользователей, а также имеются специальные странички и даже блоги экологов, по охвату аудитории обогнали ТВ. Каждый четвертый получает информацию о состоянии окружающей среды по федеральному телевидению (25% опрошенных), и примерно столько же — из разговоров с родными и друзьями (26%).

Важно отметить, что ТВ и социальные сети редко используются как источники информации одними и теми же людьми. Только 23% респондентов, получающих информацию о состоянии окружающей среды из социальных сетей, получают ее также по региональному и местному ТВ, и еще меньше (17%) — по федеральному ТВ. Напротив, из числа тех, кто получает информацию по федеральному и местному ТВ, только четверть (24% и 26% соответственно) получает информацию о состоянии окружающей среды из социальных сетей.

Весьма показательны и гендерные различия в информировании о состоянии окружающей среды. Мужчины чаще, чем женщины, получают информацию из личного опыта (16% мужчин в сравнении с 6% женщин). Но женщины чаще смотрят местные телепередачи (37% vs 26% среди мужчин), федеральное ТВ (28% vs 20% соответственно) и читают газеты (21% vs 13% соответственно), черпая важную информацию о состоянии экологии оттуда. Социальными сетями женщины также пользуются активнее, нежели мужчины: информацию о состоянии окружающей среды в своем регионе из них получают 43% (среди мужчин таких 34%).

Также важно отметить, что с возрастом респонденты чаще отдают предпочтение телевизору и газетам. К примеру, информацию о состоянии окружающей среды в своем регионе по региональному ТВ получают 25% опрошенных в возрасте от 18 до 24 лет и 46% в возрасте старше 65 лет, а по федеральному ТВ — 8% и 46% соответственно. При этом доля получающих экологическую информацию по ТВ постепенно возрастает от группы к группе. Эта же тенденция фиксируется, если говорить о местных газетах: в возрастной группе от 18 до 24 лет информацию об экологической ситуации из них получают 10% опрошенных, а в группе старше 65 лет — уже 31%.

Среди молодежи наиболее популярным источником получения информации о состоянии окружающей среды в своем регионе являются социальные сети — им отдают предпочтение большинство респондентов 18-24 лет (63%) и 25-34 лет (57%). Далее тенденция постепенно спадает, и уже в группе 35-44-летних социальные сети в качестве источника информации об окружающей среде используют 47% респондентов, в группе 45-54 года — 44%, в группе 55-64 года — 23%, в группе старше 65 лет — 13%.

Основные экологические проблемы


Особый интерес представляет актуальность конкретных экологических проблем на местах: насколько они похожи или, напротив, отличаются от тех, о которых мы узнаем из всевозможных СМИ? Исследование показало, что если речь не идет о чрезвычайной ситуации, то к наиболее актуальным экологическим проблемам в месте своего проживания россияне чаще всего относят загрязнение водоемов (73%) и их берегов мусором (73%). На третьем месте — автомобильные выхлопы (66%).

На четвертом месте, согласно опросу, оказалась проблема загрязнения городских и окружающих водоемов промышленными и канализационными стоками (64%). Далее по степени убывания актуальности следуют несанкционированные свалки и проблемы с вывозом бытового мусора (по 58% соответственно). В десятку актуальных экологических проблем вошли также: незаконная вырубка лесов (57%), загрязнение почвы и воздуха промышленными предприятиями (имеется в виду промышленная пыль, например угольная или цементная, кислотные дожди, отходы производства и пр.) (56% и 52% соответственно), а также наличие мусорных полигонов вблизи населенного пункта (53%) и недостаток зеленых насаждений (52%). Примерно такой же уровень актуальности характерен и для проблем с лесными пожарами (51%).

«Заинтересованность вопросами загрязнения водоемов выросла настолько, что вышла в лидеры рейтинга, как показало данное исследование. Опыт Минприроды России показывает: системность проведения экологических акций, уроков для школьников, конкурсов и квестов для студентов, направленных на бережное отношение к водным ресурсам, усиливает индивидуальную и коллективную вовлеченность в решение накопившихся экологических проблем страны. Так, например, всплеск интереса к оздоровлению водоемов, очистке их берегов от мусора в рамках экологической акции «Вода России» спровоцирован не только масштабной оглаской, анонсированием уборок, но и непосредственной причастностью сотен тысяч россиян. Понимание – важнейшая стадия процесса убеждения. Факты говорят за себя: в период пандемии по всей стране отклик участников акции превзошел значения более благополучных с точки зрения эпидемиологической ситуации времён», - отмечает Илья Разбаш, директор ФГБУ «Центр развития водохозяйственного комплекса» Минприроды России.

Внизу рейтинга актуальности экологических проблем находится строительство вредных производств (39%) и мусоросжигательных заводов вблизи населенных пунктов (35%), а также вскрытие могильников радиоактивных отходов (29%) и скотомогильников (23%). Эти проблемы можно считать скорее неактуальными для нашей страны.

2. Экологический активизм и политический потенциал экоповестки

Личное участие в охране окружающей среды

Особый интерес представляют наиболее популярные среди россиян практики по улучшению экологической ситуации, позволяющие оценить уровень экоактивизма в нашем обществе. Как показало исследование, значительная доля наших сограждан принимает посильное участие в защите окружающей среды. Тот факт, что абсолютное большинство респондентов (94%) стараются не мусорить на улице и на природе, был, в общем-то, вполне прогнозируем. Однако наиболее интересно то, что 79% опрошенных в той или иной форме в последние 2-3 года участвовали в субботниках по уборке мусора возле своего дома, а половина (49%) выезжали на уборку мусора за пределы своих придомовых территорий.

Немалый вклад в охрану окружающей среды вносит и раздельный сбор мусора, который введен пока что далеко не во всех городах. Однако уже сегодня половина опрошенных сообщают, что придерживаются данной практики (49%). Это дает основание полагать, что ее популярность среди россиян будет расти. Еще 44% наших сограждан принимали участие в высадке цветов и деревьев вне своих садовых и придомовых участков, увеличивая тем самым фонд зеленых насаждений.

«Вовлечение населения в работу, касающуюся экологического сектора, а также информационная открытость решающе вли­яют на общественные реакции, оказывающие в порой мощное обратное влияние на функционирование экологических институтов. Заданный государством тренд на экологическую сознательность приводит к устойчивому формированию интереса к природоохранной повестке, а также потребности непосредственного участия в экологических мероприятиях, которых в России с каждым годом становится больше. Осознанное бережливое отношение к природе и ресурсам планеты сегодня становится имиджевым преимуществом – будь то личный профиль в социальной сети, небольшой конкурентный бизнес или предприятие-гигант», - указал Разбаш.

Определенная работа, направленная на охрану окружающей среды, ведется гражданами и в информационном пространстве. Почти треть опрошенных (27%) подписывали петиции и обращения экозащитного содержания. Каждый десятый (11%) проявляет активность в соцсетях, публикуя собственные посты и делая перепосты, а также размещая видео с показом замеченных нарушений. Еще 9% опрошенных обращались в различные госструктуры и в прокуратуру, привлекая внимание властей к имеющимся проблемам. Почти столько же писали с этой же целью в газеты (7%).

Есть и граждане, проявляющие большую вовлеченность в борьбу с экологическими проблемами. Так, 13% опрошенных жертвовали деньги на экозащитные мероприятия, 5% в той или иной форме выступали организаторами подобных мероприятий, 4% работали волонтерами по сбору подписей под обращениями, столько же участвовали в различных протестных мероприятиях, таких как митинги на экологическую тематику или одиночные пикеты (4%).

И все же, несмотря на разнообразие практик, напрашивается вывод, что пока они реализуются больше на бытовом уровне, а экологический активизм еще не находит широкой популярности среди россиян.

Информированность населения о деятельности экозащитных организаций

В продолжение последнего тезиса интересны и данные июльского опроса об информированности россиян о деятельности экозащитников. Проявляя очевидное стремление по мере сил способствовать охране окружающей среды, респонденты действуют, как правило, в индивидуальном порядке. Посадка деревьев, сбор мусора, подпись петиций чаще всего осуществляются самостоятельно, без принадлежности или привлечения какой-либо экозащитной организации. Более того, 43% россиян ничего не знают ни о деятельности экозащитных организаций, ни об отдельных экозащитниках-активистах. Половина опрошенных при общей осведомленности о существовании экозащитных организаций заявили, что не имеют никакого представления об их деятельности. Только 7% россиян можно отнести к хорошо информированным о деятельности экозащитных организаций и отдельных экоактивистов.

Небольшую группу хорошо информированных респондентов мы спросили о том, что именно они знают об экозащитных организациях. Как выяснилось, в наибольшей мере эта доля опрошенных осведомлена о результатах работы экозащитных организаций (85% информированных, или 6%, если говорить о россиянах в целом). Большинство из этой группы знают о конкретных акциях, проводимых экозащитными организациями (78%, или 5,5% от всего населения страны). Еще 60% группы информированных респондентов (или 4% от выборки в целом) знают фамилии отдельных экоактивистов, и почти столько же (58% от числа информированных) — названия каких-либо экозащитных организаций. Стоит также отметить, что о конфликтах, происходящих между экозащитниками с одной стороны и лицами или структурами, препятствующими экозащитной деятельности — с другой, знает только половина от числа информированных (46%, или 3,5% от выборки в целом).

Таким образом, можно сказать, что в экозащитном движении сложилась парадоксальная ситуация, когда, условно выражаясь, «страна экосимпатизантов» совершенно не знает своих героев — активных экозащитников.

3. Взаимодействие экосообществ с внешней средой

Экоактивисты и местная власть

В вопросе взаимодействия экоактивистов и местных властей более половины из тех, кто в какой-то мере информирован о деятельности первых (57%), не смогли обозначить четкой позиции и посчитали, что в разных ситуациях такое взаимодействие строится по-разному. Еще 15% респондентов заявили, что экозащитное движение, как правило, пытается заручиться поддержкой властей, но власть игнорирует эти попытки. Каждый десятый из тех, кто в какой-то мере в курсе деятельности экозащитников, придерживается мнения, что власть и экозащитники работают «рука об руку», согласившись с утверждением «Власть и экозащитное движение активно взаимодействуют друг с другом, совместно решая задачи охраны окружающей среды». Следует отметить, что убежденность в этом динамично снижается с ростом уровня образования. Среди респондентов со средним школьным образованием так думают 19% опрошенных, со средним специальным образованием — 15%, с высшим и неполным высшим — 10%. Остальные варианты взаимодействия экозащитников и властей, включая и тот, в котором говорится, что власть и экозащитники большей частью конфликтуют друг с другом, непопулярны среди отвечавших на данный вопрос.

Стоит отметить, что повышенный уровень убежденности в активном взаимодействии властей и экозащитников демонстрируют молодые люди 18-24 лет (17% против 12% среди ответивших в целом), жители сел (18%) и городов с населением до 100 тыс. человек и 100-500 тыс. человек (по 15% соответственно). В то же время противоположную точку зрения — об игнорировании властями попыток экозащитников заручиться поддержкой — чаще высказывали респонденты в возрасте 25-34 лет (19% против 15% среди ответивших в целом) и 35-44 лет (22%), а также жители городов-миллионников (21%) и в особенности Москвы и Санкт-Петербурга (29% — почти в два раза чаще, чем в среднем среди ответивших, несмотря на отсутствие в этих городах серьезных экологических проблем).

4. Политический потенциал экоповестки

Наряду с высокой актуальностью экологических проблем и низким уровнем организованного экоактивизма политический потенциал экологической повестки концентрируется на локальном уровне. По итогам двух замеров в июле и октябре 2020 г. большинство россиян не прогнозируют масштабных протестных выступлений в своем городе или районе против ухудшения экологической ситуации (79% и 81% соответственно).

«Гражданская солидарность обретает порой буквально стихийную силу. Яркий тому пример – разлив нефтепродуктов в Норильске и ЧП на Камчатке. В таких случаях важно придерживаться политики информационной открытости, демонстрировать результаты работ по устранению и предотвращению подобных ситуаций в будущем. Государственная политика на сегодняшний день выстраивается таким образом, чтобы гражданская сознательность и созидательная позиция в вопросах защиты окружающей среды обретала проактивность. Наша общая задача – отказаться от национального убеждения «горе объединяет», ведь объединяет – будущее. Все мы хотим одного: сохранить воду, воздух, леса и чистую землю для тех, кто придёт после нас. И эта ответственность персональная», - отметил Разбаш.

Учитывая, что плохой и очень плохой экологическую ситуацию в своем регионе назвали 31% россиян, можно было бы предположить, что именно эти люди и считают возможными протестные выступления против ухудшения экологии. Отчасти это так — из тех, кто оценил экологическую ситуацию в месте своего проживания как очень плохую, массовых протестов по этому поводу ожидают 28% респондентов, а из тех, кто назвал ее просто плохой, — 21%. Но даже среди этих групп, однозначно недовольных экологической ситуацией в месте своего проживания, большинство считает массовые протесты против ухудшения экологической ситуации маловероятными (69% и 75% соответственно).

Если же дифференцировать выборку по численности населения в разных типах поселения, то доля тех, кто считает вполне вероятными массовые акции протеста в связи с экологической ситуацией, выше среднего среди населения городов с численностью от 500 до 950 тысяч человек (25% в июле и 19% в октябре) и городов-миллионников (20% в июле и 22% в октябре).

На вопрос о возможности личного участия в протестах, связанных с экологией, в июле отвечали только те, кто посчитал, что такие акции в ближайшее время вполне вероятны (то есть 17% опрошенных). Почти две трети из них были готовы принять личное участие в таких протестах, если они состоятся (62%). Причем 19% готовы безусловно, а 43% скорее готовы.

В октябре этот вопрос задали всем опрошенным, и уровень декларируемого протеста составил до 35%. Ниже его уровень среди москвичей и петербуржцев (21%), выше — среди жителей городов-миллионников (40%) и сельчан (42%).

«На первый взгляд, казалось бы, парадоксальная картина: с одной стороны, респонденты считают, что в их конкретном регионе экологическая ситуация выглядит более-менее благополучно, с другой стороны, каждый третий готов участвовать в протестных акциях, если таковые пройдут в их городе/селе. Высока вероятность, что мы в данном случае имеем дело с определенной сублимацией — сублимацией социального недовольства и увеличивающегося раздражения, которые растут на фоне общественного напряжения, связанного с COVID-19 и ухудшением социально-экономической ситуации. Здесь и страх за свое здоровье и своих близких, и опасение потерять доход, и неопределенность будущего своей семьи и в целом страны, да и внешний контур накаляется. Кроме того, экологические протесты напрямую связаны со своей средой обитания, угрозу которой респонденты воспринимают весьма обостренно. Возможно, вдохновляет еще и успех протестов, которые прошли в Шиесе и Куштау», - комментирует Екатерина Курбангалеева,
политолог, политконсультант, директор исследовательского центра «Особое мнение».

Интересно отметить, что хотя причины, способные побудить людей к участию в массовых протестах на экологической почве, в целом коррелируют с экологическими проблемами, которые респонденты посчитали актуальными в своих регионах, в некоторых случаях наблюдается бросающееся в глаза несоответствие значимости проблемы в глазах респондентов и готовности протестовать против нее.

В основной группе таких причин разрыв минимален — с разницей в 5% между крайними значениями разместились сразу 8 причин, поэтому говорить о ранжировании здесь не приходится. В то же время, например, вскрытие могильников радиоактивных отходов, находящееся на 15 месте среди актуальных экологических проблем региона проживания, вошло в первую пятерку причин, способных побудить респондентов выйти на митинги и массовые протесты в защиту окружающей среды (66%). Наряду с этим наибольшую мобилизацию населения на местном уровне способны вызвать загрязнение городских и окружающих водоемов промышленными и канализационными стоками (68%) и мусором (67%), а также массовая незаконная вырубка лесов (67%) и появление несанкционированных свалок внутри населенного пункта и в непосредственной близости от него (67%). Это в целом соотносится со списком тех экологических проблем, которые многие россияне считают актуальными для региона своего проживания.

ВЦИОМ

Вернуться назад