» » Ольга Пицунова: «Власть уже не скрывает своего цинизма»

Ольга Пицунова: «Власть уже не скрывает своего цинизма»

Ольга Пицунова: «Власть уже не скрывает своего цинизма»

Ольга Пицунова, известный саратовский эколог, сегодня в новой для себя роли — кандидата в депутаты городской Думы. Она, как эколог, знает о городских болячках все. Ну, или почти все. И считает, что разговоры делу не помогут, тут требуются решительные, практически хирургические, действия, ибо состояние природы напрямую связано с состоянием власти и управления городом, который, по мнению Ольги Николаевны, должен принадлежать не чиновникам из «правящей» партии, а горожанам, то есть — каждому из нас.

— Инфраструктурные проблемы Саратова не дают развиваться городу, средств на их решение, как водится, постоянно не хватает. Однако под выборы власти усиленно демонстрируют заботу о нуждах горожан и из ниоткуда появляются миллионы…

— Понятно, что это показуха. Причем очень вредная, поскольку неизвестно откуда взявшиеся миллионы на все фонтаны, пляжи и пешеходные зоны очень сложно проконтролировать. И никто не подумал, а что действительно нужно городу именно сейчас? Это как ямочный ремонт на дороге, только в масштабах общего «благоустройства» города. Впрочем, вряд ли эти проекты воплотятся, тем более в том виде, в каком декларируются. Все работы уже перенесены на осень и даже следующий год. И где мы после выборов будем искать эти 300 собянинских миллионов на дворы или 500 млн. на пляжи и фонтаны? Выборы — дело дорогое, особенно когда нет ни народного доверия, ни народной поддержки.

— Почему же, если в городской казне нет денег и город скатывается к катастрофе, идет такая ожесточенная борьба за депутатство?


— Похоже, мы сегодня говорить будем не столько об экологии города, сколько о коррупции. Но, может быть, это и правильно… Ответить на вопрос легко, бороться с этим — гораздо сложнее. Понятно, что главное — контролировать распределение бюджета. Ну, или хотя бы быть поближе к этому фонтанчику муниципальных заказов, целевых программ и пр. Почти у каждого городского депутата есть «свой» бизнес, который надо поддерживать и защищать. Похоже, для роста благосостояния чиновника или депутата достаточно лишь запаха денег. И, предваряя следующий вопрос, сразу скажу, что лично меня этот аспект деятельности не касается в принципе. Просто я не умею этого делать. Это известно всем, включая моих «доброжелателей» и противников. Может, потому они меня и опасаются?

Но вернемся к коррупции, которая является в России системообразующим фактором. Что уже никем и не скрывается. Даже вчерашние школьники хотят учиться на… чиновников. Вне коррупции не решаются никакие вопросы. Она проникла во все аспекты, включая охрану природы. Я становлюсь очень экспрессивной в разговорах на эту тему, потому что КОРРУПЦИЯ ЧУДОВИЩНО АНТИЭКОЛОГИЧНА.


— И как же связаны экология и коррупция?

— Напрямую. Все, что мы с вами «имеем»: точечная застройка, влезающая в наши дворы; безнаказанно уничтоженные, засыпанные солью или втихую вырубленные деревья; расчлененная и подготовленная для жаждущих личного кусочка леса Кумысная поляна — все это проявления коррупции. В своей статье про Кумыску я остановилась достаточно подробно на разных способах отчуждения земельных участков природного парка «Кумысная поляна». Все они пропитаны коррупцией насквозь. Ведь коррупция — это не только взятки, с которыми активно борются правоохранительные органы, коррупция — это в первую очередь использование своего служебного положения в личных интересах или в интересах третьих лиц. И в этой формулировке уже никому ничего не надо объяснять. Потому это «использование» прет из каждой щели, даже если в ней и денег-то нет. Зато есть ресурсы, в том числе административные.

— Наверное, про связь уплотнительной застройки и коррупции вопрос можно не задавать?

— Да разве возможна была бы без коррупции точечная застройка, которой в буквальном смысле изуродовали старый Саратов, да и его окраины: уродливые высотки, уничтоженные памятники истории и архитектуры, измордованный исторический центр города, торговые павильоны и храмчики в зеленых зонах? Разве в отсутствие коррупции и в здравом уме хоть один градоначальствующий субъект примет подобное решение?

— Но ведь все эти вопросы проходят через народное обсуждение, так называемые публичные слушания?


— Да уж, у нас что ни слушания, то любой вопрос касается либо точечной застройки, либо отклонения от предельных параметров разрешённого строительства. Спрашивается, строится ли в Саратове что-нибудь согласно градостроительным нормам, генплану или хотя бы Градостроительному кодексу? Как вообще эти вопросы попадают на публичные слушания, если они не соответствуют закону? Впрочем, вопрос этот риторический и чуть выше я на него уже ответила. Всепоглощающая коррупция. У нас даже на новых пространствах строятся «гетто», не пригодные для проживания. То есть власти даже планировочные решения принимают не в интересах жителей. Они выселяют людей из центра, куда-то подальше в «гетто» для бедных, где нет ни школ, ни детских садов, ни поликлиник, ни общественного транспорта. Они застраивают так, как будто засовывают кильку в консервные банки.

— Кстати, о слушаниях. Создаётся ощущение, что чиновники заранее принимают нужные им решения, а жителей города просто ставят перед фактом: вот тут вместо двора будет высотка, а тут на бульваре — бизнес-центр.

— Сегодня обнажается сама природа действующей власти. То, что было скрыто, становится явным. Если раньше они декларировали, что якобы учитывают народное мнение, то теперь перестали об этом даже говорить. И появляются на местном уровне «законотворческие» инициативы в духе времени: убрать голосование на публичных слушаниях… Вот он — совершенно неприкрытый цинизм, посыл народу от городских чиновников: «Люди, ну хватит уже голосовать, мы уже устали от этого. Давайте вы просто посидите, а мы вам расскажем, как мы застроим очередной двор и отнимем кусок зелёной зоны или леса». Это суть предложения по профанации публичных слушаний, который вносит единоросс Валерий Сараев и которое поддерживает на время вышедший из партии власти Александр Ландо, а также целый ряд депутатов.

— Если говорить про озеленение….

— Не бередите душу. Ещё в 2005 году, когда мы проводили первые народные публичные слушания, тогдашний главный архитектор Владимир Вирич нам рассказывал про то, как генпланом Саратова предусмотрен «зелёный каркас города». Это когда все зелёные зоны соединяются в единое целое, непрерывно переходя одна в другую. Сегодня в Саратове такое в принципе невозможно, потому что все т.н. «зеленые зоны» изолированы. Даже там, где между ними есть связь, её пытаются оборвать спилами и варварскими кронированиями. В городе деревья уничтожаются: в зелёных зонах строят храмы, объекты питания, кое-где есть шиномонтаж и т.д. Летом в городе задохнуться можно. Некоторые улицы, над которыми городские чиновники особенно старательно поработали, — Московская, Чапаева, Б. Садовая — вообще, как раскаленные сковородки. Я не знаю, почему до сих пор нет ни одного иска к властям от горожан, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями. Но я знаю, что микроклимат, культивируемый действующей администрацией как результат вырубки деревьев, смертелен для этих людей в жару. Саратов — степной город, и те, кто им управляет, настолько некомпетентны, что не понимают простой вещи: в степном городе должно быть максимальное озеленение.

— Как известно, в преддверии выборов «Единая Россия» и чиновники опомнились, что у Саратова нет пляжа, и принялись к зиме его строить, вкладывая в это многомиллионные инвестиции. Насколько разумным является этот проект, особенно учитывая его место — ниже улицы Провиантской, под которой протекает коллектор ливневой канализации? То есть получается, что люди будут купаться в фекалиях и говорить «спасибо партии за это»?

— Если бы это был комментарий в соцсети, я бы написала «ха-ха!» Это действительно смешно: пляж в городской черте, ниже по течению нескольких выходов в Волгу стоков ливневой канализации, которая собирает фекалии с частного сектора, принимая к тому же сбросы предприятий. И эти стоки не чистятся! Совсем! В таких условиях делать городской пляж — безумие. Это к вопросу о том, как тратятся деньги. Почему-то на очистные сооружения у них денег нет, а на пляж есть!

— 100 миллионов по официальным данным.

— Шальные деньги… Ну что ж, если вы так хотите пляж в городе, обустройте тот, который есть в Затоне. Сейчас там солярий и купаться запрещено. Почему? Да просто так легче — не нужно тратить деньги на обеспечение безопасности купающихся и отвечать за их безопасность. Но кто тогда возьмется отвечать за безопасность купающихся на Провиантской? А ведь в Затоне вода гораздо чище. Впрочем, думаю пляж на новой набережной, постигнет та же судьба, что и парк «Швамбрания»: его не будет. Роспотребнадзор просто не выдаст разрешение на купание из-за того, что стоки никуда не денутся, вода по мановению руки не станет чище и — его переведут в разряд соляриев.

— А ведь помимо стоков ливнёвки, в районе будущего пляжа располагается устье подземной реки Белоглинка, в которую осуществляет сбросы промстоков целый ряд предприятий, таких как завод свинцовых аккумуляторов, завод «Серп и Молот».

— Года полтора назад прокуратура проводила обследование ливневых стоков, в ходе которого были зафиксированы гигантские превышения по различным загрязнителям, а также микроорганизмам. Ко мне часто подходят горожане и спрашивают: «А правда, что у нас в Волге появились такие-то бактерии?». Господи, в Волге сейчас могут появиться любые патогенные организмы, если городские службы и дальше не будут очищать сбросы.

— Чисто экологический вопрос, не связанный с коррупцией: в городе немало вредных производств, насколько это опасно?

— Саратов расположен таким образом, что его центр находится в котловине, и выбросы предприятий-загрязнителей, которые вроде бы расположены на окраине (но при этом — на холмах!), в ночное время в буквальном смысле слова стекаются в центр. Если мы хотим хоть немного снизить воздействие промзагрязнений на нашу среду обитания и на здоровье людей нужно: а) чтобы не застраивались овраги и продувался центр города; б) чтобы вокруг предприятий были санитарно-защитные зоны (СЗЗ); в) на улицах города — зелёные насаждения, которые абсорбируют отравляющие вещества; г) ну, и конечно, вынести за пределы городской черты подальше от жилой застройки самые вредные производства типа завода свинцовых аккумуляторов или завода АИТ.

Но почему эта проблема не связана с коррупцией? Увы, благодаря все тому же «волшебному фактору К» заводы остаются на своих местах, санитарно-защитные зоны (даже те, что еще были) сокращаются, почвы загрязняются, грунтовые воды поднимаются, люди задыхаются. И никто ни за что не отвечает. По сути, мы платим своим здоровьем за экономию средств на предприятиях-загрязнителях (которые не очищают стоки, не содержат СЗЗ и т.д.), за наполнение этими предприятиями бюджетов всех уровней, которые все равно разворовываются и ни на что важное и нужное их не хватает. Люди в этой системе являются лишними.


— А разве не решает проблему смягчения антропогенного воздействия санитарно-защитная зона вокруг предприятия?

— Дело в том, что почти ни у одного из заводов в Саратове нет санитарно-защитных зон, которые бы выступали щитом между вредным производством и жилыми массивами. А от загрязнения грунтовых вод и водоемов (например, ЗАИТ загрязняет кадмием Волгу) такие зоны вообще не спасают — они минимизируют только вредное воздействие на атмосферу. Но в Саратове и этого нет! Там, где должны быть санитарно-защитные зоны, располагаются объекты социальной сферы (детские сады, больницы) и жилые дома. Это просто маразм!

— Вот мы и подошли к еще одной острой теме — отходы. Она тоже коррупционноемкая?

— Отходы — это вообще Клондайк. А за «Клондайк» нужно бороться. Жертвой борьбы за то, на чей полигон будут свозить мусор, стали жители города Саратова.

Чиновники и депутаты в 2012 году, игнорируя требование закона, мнение экологов и жителей города, не стали выносить полигоны подальше от жилья. Каждый владелец полигона мечтал, чтобы его полигон оставался на месте и именно на него свозились городские ТБО. Поэтому они просто перерисовали границы города. А теперь, когда с муниципалитетов сняли ответственность за переработку ТБО, саратовцы остались наедине со своим мусором. Это разве не коррупция? И плевать хотели депутаты, принимавшие это решение, что оставленные рядом с нашими домами полигоны горят и отравляют природу. Они спокойно вывозят мусор, в том числе и на закрытые полигоны на 2-й Гусёлке, и всё: с глаз долой, из сердца вон. Они могли бы внедрить, как это делается в ряде регионов, раздельный сбор мусора, но зачем им это? Это же лишние затраты!


— Но ведь даже с их логики раздельный сбор мусора с последующей его переработкой и вторичным использованием — это вполне прибыльный бизнес. Почему же это направление не развивается?

— Клондайк клондайком, а первоначальные вложения делать надо. Утилизация ТБО — это, как говорится, «длинный рубль», т.е. не сразу окупается. Особенно если все делать по уму, т.е. по требованию закона. А откуда им взять средства, если они торопятся урвать из бюджета как можно быстрее и как можно больше? Они чувствуют, что долго не протянут, и на тёплое кресло одного чиновника есть целая очередь из таких же желающих сорвать куш с бюджета, а ради этого они готовы на всё.

— Давайте помечтаем. Что будет, если… например, управление городом окажется в руках здоровых сил. Можно остановить эту порочную практику «эффективного» для определенного круга лиц управления городом?

— Если управлять городом будут не те, кто привык присасываться к кормушке, а те, кто думают о развитии города, тогда городской казны даже при нынешних несправедливых межбюджетных отношениях хватит на, как минимум, существенно большее, чем сейчас. Огромные средств, которые сегодня просто растворяются, можно будет направлять на нужды города. Можно будет заниматься и парками, и трамвайными маршрутами, и дорогами, и дворами и т.д.

В качестве примера можно привести Сингапур, бывший ещё совсем недавно небольшим депрессивным городком: повальная бедность населения, всепожирающая коррупция, практически полное отсутствие природных ресурсов — страна импортировала даже пресную воду и строительный песок! Но пришёл человек и объявил тотальную войну коррупции, Человек, сказавший, что худшее, что может быть — это «если власть государства, которым мы управляем, будет использована не на то, чтобы улучшить жизнь большинства, а чтобы набить карманы меньшинства из властной иерархии», и что «талантливые люди являются наиболее ценным достоянием страны». И вот мы видим одно из самых передовых и динамично развивающихся государств мира! Чей опыт показывает: если прекратить воровать и начать думать, то можно добиться и «невозможного».


И напоследок. Приходит время «Ч». Я не участвовала в выборах с 1996 года, когда Зюганов «подарил» наши голоса (хотя мы не были коммунистами, а просто не хотели ЭТОЙ власти). И сегодня впервые избираюсь. Потому что ДОСТАЛО. Хватит. Пора вернуть себе (а заодно — и вам!) право управлять городом, в котором я живу. Сделать его таким, в котором будет комфортно жить моим детям, внукам и правнукам.

И если вас это достало так же, как меня, приходите на выборы и голосуйте! Выберите, наконец, сами свое будущее! Это ваше право, которое пока не совсем ликвидировали.

Мы видим, что нынешняя власть уже не скрывает своего цинизма по отношению к гражданам страны. И, возможно, даже это право — право выразить свою волю, оно у вас совсем скоро отберет.

Мэр города Сингапур, Ли Куан Ю, сказал когда-то, что «слабые люди голосуют за тех, кто обещает вести по легкому пути, в то время как на самом деле таких путей нет». Я не могу обещать вам легких путей. Но есть путь, который мы должны пройти. Вместе.


Владимир Правдин


голосов: 1
Комментарии: 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течение 30 дней со дня публикации.
  • Вконтакте
  • Твиттер
  • Календарь
  • Архив
«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Наверх